Terra-info

Объявление

Внимание! На форуме представлены мнения частных лиц по различным вопросам человеческого бытия. Многие из этих мнений являются всего лишь версиями и не могут считаться Истиной в последней инстанции.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Terra-info » История » Матриархат у животных


Матриархат у животных

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Антилопа Топи

Обычно самцы копытных животных известны своим хаотичным, а иногда и безумным преследованием самок, но самка антилопы Топи, обитающей в Африке к югу от Сахары, меняет правила игры, поскольку она сама преследует самцов для сексуальных контактов в брачный сезон. Бои вспыхивают между самками, когда они ищут подходящего для себя самца, а во время течки, которая длится один день в году, соревнование между самками становится еще более жестким. Хотя самки этого вида контролируют спаривание, предпочтительными для них самцами, за которых они готовы сражаться, являются те, которые сами проявляют напористость и признаки доминирования. Самки могут выбирать самцов, с которыми они уже спарились в прошлом, а также переходить на новый уровень доминирования, разбивая сформировавшиеся пары между конкурентками и понравившимся самцом. Исследование, проведенное Университетом Йювяскюля, Финляндия, и Институтом зоологии в Лондоне (Institute of Zoology), показало, что короткий период размножения в сочетании с повторным принуждением к спариванию наиболее привлекательных самцов приводят к тому, что самцы становятся разборчивыми в выборе самок для спаривания. Результатом стала смена ролей, когда самцы могут пренебречь авансами назойливых самок, сохраняя свою сперму для тех, с кем они еще не спаривались. Антилопа Топи является одной из самых быстрых антилоп, ее скорость может достигать 80 км/час

Голый землекоп

Обитающий под землей, как остальные землекопы, этот странный подземный лысый грызун, известный как Голый землекоп, проживает в колониях, управляемых доминантной королевой, похожих на колонии пчел или термитов. Родом из жарких, негостеприимных лугов Эфиопии, Сомали и Кении, голые землекопы строят сложные подземные туннели, они покрыты толстой, полупрозрачной кожей и могут похвастаться острыми, длинными зубами. Самки землекопа используют замечательные методы для поддержания доминирования в колонии, построенной по образу насекомых. Королева — единственная самка в колонии, которая может приносить потомство, и она препятствует размножению всех остальных самок, проявляя агрессивное доминирование и демонстрируя свою социальную роль, что обычно проявляется в физическом расталкивании остальных членов колонии. Королева спаривается только с несколькими избранными самцами, которые становятся тяжелее, чем не размножающиеся самцы. Особенности позвоночника самок позволяют ему расширяться, и королева становится длиннее и тяжелее, чем даже размножающиеся самцы, вырастая больше, чем остальные члены колонии, как королева-термит. Производящая потомство самка может весить 53 грамма, тогда как обычные весят всего 32 грамма. Невероятно, но доминирование королевы в значительной степени отражается на биохимических реакциях, происходящих в организме грызунов всей колонии. Уровень тестостерона самцов, участвующих в размножении, синхронизируются с колебаниями женских гормонов самки, в то время, как гормональный уровень других самцов постоянно остается низким, а развитие яичников и выработка гормонов у других самок подавляются. Если же грызунов убрать из колонии, то их гормональный уровень и сексуальные способности удивительным образом восстанавливаются.

Плавунчик

Красочные и своеобразные прибрежные птицы, плавунчики — это береговые птицы, которые развили перепончатые ноги, чтобы плавать в глубокой воде, они известны любопытной сменой гендерных ролей, типично свойственных птицам. Это замечательный пример доминирования птичьих самок, а гнезда плавунчиков отличаются размерами, красотой и социальной структурой. Самки трех видов плавунчиков гораздо ярче, чем серые самцы и более крупные, что намекает на их абсолютное господство. Печально известные тем, что содержат свои гаремы самцов, самки плавунчика сражаются с конкурирующими самками, чтобы добиться самцов, которые им нравятся. Сезон размножения плавунчиков состоит из спаривания с несколькими самцами и возложения на них ответственности за высиживание кладки из четырех яиц до того, как из них вылупятся птенцы. Завершив передачу обязанностей нескольким самцам, количество которых может достигать четырех, самки могут искать корм и мигрировать, доверив самцам беспокоиться о потомстве. Плавунчики Уилсона, обитающие исключительно в Северной и Южной Америке, водятся исключительно на внутренних пресных водоемах, в то время как два других вида, Красношеий плавунчик и Красный плавунчик, вне сезона размножения обитают в прибрежных и открытых океанских водах.

Хищные птицы

Особо отмеченных в геральдике многих народов, впечатляющего орла, сокола или ястреба, украшающих герб, правильнее считать самкой, если птица выглядит большой и мощной. Это необычный пример обратного полового различия, когда хищные птицы-самцы оказываются меньшими по размеру, или даже совсем тщедушными по сравнению с самками в зависимости от экологии обитания. У видов, которые легко могут поймать добычу, таких как орлы, ястребы и грифы, самки немного больше, чем самцы. Напротив, самки видов, которые охотятся на более сложную добычу, могут быть значительно больше самцов. Самки ястреба, которые питаются другими птицами, могут почти в два раза превосходить самцов по массе и размеру. Разница в размерах вызвала споры среди биологов, поскольку ранняя теория предполагала, что большие размеры самок являются способом противостоять агрессии самцов. Тем не менее, эту теорию не рассматривали в дальнейшем. Современные теории предполагают, что разница в размерах снижает конкуренцию между самцом и самкой, позволяя им охотиться на добычу разного размера и тем самым увеличивая общий объем добычи, пойманной для кормления птенцов. Кроме того, более мелкие жертвы являются многочисленными и их легче найти, но для того, чтобы их поймать, требуется ловкость. У самцов больше времени для охоты, чем у самок, высиживающих яйца, и, возможно, они приобрели меньшие размеры, чтобы ловить подвижных и многочисленных жертв, в то время как более крупные размеры самок необходимы для высиживания яиц. Конечно, это позволяет им ловить более крупную и опасную добычу, чем может поймать самец.

Осьминог

Для некоторых видов спаривание – приятный процесс, но только не для осьминогов, которые сталкиваются с агрессивными и мощными самками, предпочитающими после спаривания полакомиться своим партнером. Половой каннибализм осьминогов означает, что самцы должны идти на разные ухищрения, чтобы выжить, в том числе нападать на самку сзади и затем спасаться бегством. У видов осьминогов, где самки поедают самцов, развились более длинные щупальца «для спаривания», позволяющие удерживать безопасное расстояние в процессе оплодотворения голодных самок. Сексуальный каннибализм настолько характерен для осьминогов, что открытие, сделанное в 1982 году панамским исследователем, доказывающее, что Полосатые Тихоокеанские Осьминоги спокойно сожительствую друг с другом, спариваясь по несколько раз и при этом «глядя друг другу в глаза», было проигнорировано, пока 30 лет спустя не стало понятно, что это правда. В дополнение к каннибализму среди осьминогов наблюдается явный диморфизм в пользу самки. В качестве примера можно взять осьминогов, живущих в открытом океане, размеры самок которых могут достигать 10 см, в то время как самцы вырастают в длину всего до 2,5 см, что является явным проявлением полового диморфизма. Физическое спаривание между такой крупной самкой и самцом, достигающим всего одной четверти ее размера, невозможно. Вместо этого самец выпускает специальное щупальце, гектокотилус, которое доставляет сперму в гигантскую самку. После оплодотворения самка выделяет секрет, который образует большую известняковую раковину, используемую в качестве ящика для яиц, которая частично заполняется воздухом и похожа на кораблик или раковину аммонита

Москит

Мы можем связывать жажду крови и агрессию исключительно с самцами, но среди широко распространенных врагов человеческого рода-москитов именно самки являются хищниками, жаждущими крови. Не являющийся мухой, но относящийся к группе длиннотелых мух, москит, чье название переводится с испанского как «Маленькая муха», заработал плохую репутацию среди людей. Известные как эктопаразиты, поскольку они способны переносить болезни, самки москитов имеют очень специфическую причину для нападения на живую жертву в жажде крови. Причина гендерного разделения между тем, кто пьет кровь и тем, кто этого не делает, кроется в большой питательной ценности крови, что необходимо самке для размножения. Комары-самцы не пьют кровь, а вместо этого питаются растительными соками, такими как нектар, чтобы получить из него сахар. Самки также питаются растительными соками, но им требуется кровь для получения белка, чтобы отложить яйца. Получив богатый суп из белков, аминокислот и компонентов клеток крови, самки используют его для того, чтобы трансформировать необходимые вещества в партию здоровых яиц. Из этих яиц вылупляются водные личинки комаров, которые являются важным элементом водной экосистемы, в то время как взрослые комары служат пищей для множества птиц.

Касатка

Являющаяся не китом, а самым мощным и смертоносным дельфином в мире, касатка бороздит океаны, сбиваясь в стаи, подобно волкам. Это может стать сюрпризом, но стаи касаток возглавляют самки, которые вносят огромный вклад в копилку знаний, которая определяет выживаемость касаток. Имеющая сложные культурные, поведенческие и информационные связи, касатка нуждается в знакомстве с окружающей средой и экспертных инструкциях, чтобы отслеживать свою пищу на огромных расстояниях, а также для воспитания молодняка. Согласно выводам, опубликованным в издании «Current Biology», самки касатки перестают производить потомство в возрасте примерно 40 лет, но могут доживать до 90 лет. В последние годы самки, возраст которых превышают 35 лет, с большей вероятностью возглавят стаю, чем более молодые самки или самцы. В то же время лидерство более взрослых самок наблюдалось чаще в те годы, когда в рассматриваемой области Пьюджет-Саунд (Puget Sound) снижались запасы лосося. Пока результаты исследований подлежат обсуждению, но они демонстрируют, что присутствие пожилых самок-лидеров оказывает ценную помощь в поиске жертв и предоставлении необходимых знаний членам стаи во время охоты. Исследование 2012 года показало, что присутствие более старых самок увеличило выживаемость молодых особей в стае, отметив, что касатки живут дольше остальных животных видов после рождения детенышей, исключая людей.

Пятнистая гиена

Самым мощным укусом среди всех млекопитающих может похвастаться Пятнистая Гиена, и у этого вида самки являются более крупным, сильным и доминирующим полом. Часто встречающаяся в Африке, к югу от Сахары, Пятнистая Гиена — самая крупная разновидность гиены и опытный охотник, способный переварить даже кости жертвы. Имеющая более близкое родство с кошачьими, чем с собакой, которую она очень напоминает внешне, Пятнистая Гиена также является наглядным примером доминирования самок у млекопитающих. Определенная физическая и социальная структура, основанная на адаптации, позиционирует самок Пятнистой Гиены как важных лидеров в своих группах, известных как кланы. Обычно в клане до 100 гиен, а социальные группы выстраиваются доминирующей самкой, основываясь на половых различиях, причем это происходит в пользу самок, и даже взрослый самец, являющийся новичком, может занять социальное положение ниже детенышей, произведенных самкой низкого ранга. Но больше всего шокирует физиология самок Пятнистой Гиены. Их клитор удлинен и превратился в «псевдопенис», который выглядит почти так же, как пенис самца. Фактически, гениталии самки способны к эрекции и усеяны шипами. Уникальная среди остальных самок млекопитающих тем, что у нее отсутствует влагалище, самка Пятнистой гиены может мочиться, совокупляться и рожать через этот псевдопенис.

Богомол

Любимый многими как успешный охотник на вредителей сада и часто играющий роль домашнего животного или объекта научного исследования, богомол отличаются по-настоящему «инопланетной» внешностью и такой же «инопланетной» системой размножения. Позволяя самкам съесть их как добычу после спаривания, самцы некоторых видов богомолов, таких как Китайский богомол, способствуют поддержанию репродуктивных способностей самки. Ее плодовитость растет в зависимости от размеров добычи, и самец служит такой добычей. Исследование, опубликованное Королевским обществом (Royal Society), показало, что 63 процента рациона самок Китайского богомола в течение сезона размножения составляют любвеобильные самцы. Исследование показало, что после каждого съеденного самца, число произведенных яиц у самки возрастало на 50 штук, что создавало репродуктивное преимущество для самки. Ситуация, кажется абсолютно проигрышной для самца, но, на самом деле, часто это не так. Возможности спаривания для самцов различаются по частоте, и когда вероятность спаривания с другой самкой низкая, ниже 20 процентов, самец фактически позволяет самке родить на 50,9 малышей больше, если он позволит себя съесть. Радиоизотопные тесты ясно показали, что, будучи съеденными, самцы обеспечивают самку необходимыми аминокислотами и другими питательными веществами, а также «создают» дополнительные яйца, из которых появятся маленькие богомолы.

Карликовый мангуст

Восхищающие своей способностью убивать змей, мангусты – это плотоядные животные внешне похожие на ласку. Один из самых маленьких членов семьи мангустов, Карликовый мангуст, родом из Африки, проживающий к югу от Сахары, известен тем, что образует управляемые самками социальные группы, в которые входят 12-15 членов, и где существуют довольно странные правила. В группах Карликового мангуста, самого маленького плотоядного животного африканского континента всем заправляет альфа-самка, у которой есть исключительные права на размножение среди всех самок колонии. Другие самки не могут производить потомство, но могут участвовать в воспитании молодняка, произведенного альфа-самкой. Если же у других самок появляется потомство, то оно может быть убито для поддержания социальной иерархии. В социальной структуре Карликового мангуста альфа-самцу отведена роль охранника, ответственного за оборону территории, то есть он выступает в качестве стража. Однако его роль на социальной лестнице находится ниже, чем у альфа-самки, которая контролирует всех. Несмотря на небольшие размеры жилищ, колония Карликовых мангустов может занимать территорию размером до 300 000 кв. м, где животные находят большое количество добычи, от птиц и насекомых до змей и ящериц.

Зубр

Живут зубры долго: самки - лет до тридцати, самцы - чуть меньше. Такому долгожительству способствует здоровый "моральный климат" в строго сбалансированной семье. Отдельное стадо состоит из взрослого, видавшего виды быка, четырех-пяти маток и гурьбы молодых телят. Глава семейства редко участвует в "женских склоках". В маточной группе всем заправляет многоопытная, мудрая и властная зубрица-матриарх. По ее поведению, "мимике и жестам" остальные самки корректируют собственные поступки и намерения.

СЛОН

У слонов продолжительность жизни от 60 до 70 лет. Некоторые особенности слонов очень напоминают человека, а именно, они помнят предыдущий опыт и способны использовать эти знания. Другое подобие - то, что их стадии развития соответствуют стадиям развития человека. В течение продолжительности жизни, они проходят от стадии непослушного детства, любопытной юности до взрослой жизнь, когда слон превращаетсся в гордое интеллектуальное и величественно животное. В семействе слонов - матриархат. Крупная, сильная самка беспокоится и защищает свое семейство. Взрослые слоны обычно путешествуют одни или в маленьких группах.

ШИМПАНЗЕ БОНОБО
Во главе сообщества бонобо, самых близких родственников человека, стоит самка. Тот самец, который дерзнет ее ослушаться попросту изгоняется из стада. Интересно, что все или почти все агрессивные споры в стаде бонобо заменены. . элементами брачного поведения – половые игры для них это способ избежать конфликта. Например, перед тем как приступить к еде, две самки бонобо обязательно вступали друг с другом в генитальный контакт. Если между двумя самцами или двумя самками бонобо происходит недоразумение, они трутся гениталиями или ласкают друг друга руками и ртом. Ревность из-за самки одного самца бонобо к другому заканчивается у них элементами брачного поведения по отношению друг к другу. Бонобо вообще очень «сексуальны» : между всеми членами сообщества (за исключением ближайших родственников) и в любых сочетаниях, в том числе и гомосексуальных наблюдается высокая частота половых контактов - правда, обычно очень кратковременных и более напоминающих игровые демонстрации.

Крыса
Крысиное сообщество организовано очень необычно. У них царит матриархат. Стаю возглавляет самка, которая продолжает род. После того, как она умирает, ее место занимает самая крупная крыса.

А также насекомые - Пчелы, к примеру/

Источник

2


Из книги Кристофера Райана и Кассильды Жеты Секс на Заре цивилизации

Генетически шимпанзе и бонобо в зоопарке гораздо более близкие родственники вам и другим посетителям с билетами, чем гориллам, орангутангам, мартышкам и прочим обитателям клеток в секции «Приматы». Наши ДНК отличаются от ДНК шимпанзе и бонобо примерно на 1,6 процента, и это значит, что они ближе к нам, чем собака к лисе, белорукий гиббон, или лар, к северному белощёкому хохлатому гиббону, индийский слон к африканскому слону или (чтобы сделать приятное любителям птиц) красноглазый виреон к белоглазому.

Родословные наших предков говорят, что линии шимпанзе и бонобо разошлись с линией человека всего пять-шесть миллионов лет назад (хотя, возможно, скрещивание продолжалось ещё около миллиона лет после этого), а шимпанзе разошлись с бонобо где-то между 3 миллионами и 860 тысячами лет назад60. Не считая этих кузенов, наши «фамильная дистанция» с другими предками куда значительнее: горилла отошла от общей линии около девяти миллионов лет, орангутанг – 16 миллионов, а гиббоны, единственные моногамные человекообразные, – около 22 миллионов лет назад. Анализ ДНК свидетельствует, что последний предок, общий для человекообразных и других обезьян, жил около 30 миллионов лет тому назад.

Карл Линней, первый, кто таксономически отделил людей от шимпанзе (в середине XVIII столетия), в конце концов в этом раскаялся ...

... Это разделение (шимпанзе – человек) сегодня считается недостаточно научно оправданным, и многие биологи выступают за новую классификацию, которая бы отразила наши с шимпанзе и бонобо разительные сходства и объединила нас с ними.
Николас Тульп, хорошо известный голландский анатом, достигший бессмертия на полотне «Урок анатомии» Рембрандта, сделал первое точное описание анатомии человекообразной обезьяны в 1640 г. Тело, вскрытое Тульпом, настолько напоминало человеческое, что, как он выразился, «трудно найти два яйца, более похожих». Хотя Тульп назвал этот экземпляр «индийским сатиром» и отметил, что местные жители звали его орангутангом, современные приматологи, изучившие заметки Тульпа, считают, что это был бонобо.

Как и мы, шимпанзе и бонобо – африканские человекообразные обезьяны. Как все человекообразные обезьяны, они не имеют хвоста. Большую часть времени они проводят на земле, крайне разумны и очень социальны. У бонобо главной особенностью социального взаимодействия и гарантией сплочённости группы является сверхразвитая сексуальность, практически не направленная на размножение. Антрополог Марвин Харрис считает, что бонобо получают «репродуктивный бонус, который компенсирует их расточительную стрельбу по овулирующим мишеням». Этот бонус – «более интенсивная форма социальной кооперации между самцами и самками», что приводит к «большей сплочённости социальной группы, более безопасной среде обитания для подрастающих детёнышей и, следовательно, большим репродуктивным шансам для самых сексуальных самцов и самок»62. Другими словами, беспорядочность сексуальных связей у бонобо даёт им значительные эволюционные преимущества.

У БОНОБО ГЛАВНОЙ ОСОБЕННОСТЬЮ СОЦИАЛЬНОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ И ГАРАНТИЕЙ СПЛОЧЁННОСТИ ГРУППЫ ЯВЛЯЕТСЯ СВЕРХРАЗВИТАЯ СЕКСУАЛЬНОСТЬ, ПРАКТИЧЕСКИ НЕ НАПРАВЛЕННАЯ НА РАЗМНОЖЕНИЕ.

Единственные моногамные человекообразные – гиббоны. Они живут в Юго-Восточной Азии маленькими семьями из пары самец – самка и детёныши. Семья живёт обособленно на территории 30–40 квадратных километров. Они никогда не слезают с деревьев, не имеют или почти не имеют связей с другими группами, не настолько интеллектуально развиты, чтобы стоило об этом говорить, а их половые сношения редки и направлены исключительно на размножение.

Моногамия не обнаружена ни у одних общественных – живущих группами – приматов, кроме – если верить общепринятому взгляду – нас с вами.

Антрополог Дональд Саймонс поражается, как и мы, заявлениям о том, что моногамные гиббоны могут служить жизнеспособной моделью человеческой сексуальности. «Все разговоры о том, почему люди должны (если должны) образовывать пары по примеру гиббонов, можно смело отнести к дебатам уровня „почему море кипит“ или „есть ли у свиней крылья

Если бы Томасу Гоббсу предложили спроектировать животное, отвечающее его мрачнейшим представлениям о человеческой натуре, у него бы наверняка получился шимпанзе. Эта обезьяна, кажется, является живым воплощением гоббсианского представления о всей той мерзости, что приписывается дикой, догосударственной эпохе. Считается, что шимпанзе властолюбивы до безумия, ревнивы, вспыльчивы, хитры и агрессивны. Убийства, организованные военные действия против других групп, изнасилования и детоубийства – вот отличительные черты их поведения.

Когда в 1960-х были опубликованы эти леденящие кровь наблюдения, теоретики быстро предложили теорию «обезьяны-убийцы», объясняющую происхождение человека. Приматологи Ричард Ронгам и Дейл Петерсон оформили эту демоническую теорию в самых убийственных терминах, найдя в поведении шимпанзе доказательства кровожадности первобытных людей: «Жестокость шимпанзе предшествовала и мостила дорогу и для войн между людьми. Современному человеку остаётся лишь изумляться, как он смог выжить в течение 5 миллионов лет смертоносной агрессии»


До того как шимпанзе стали считаться лучшей живущей моделью поведения доисторических людей, эту позицию занимал наш более дальний предок, павиан. Эти приматы живут на земле и адаптированы к экологической нише, которую, вероятно, некогда занимали наши предки, спустившись с деревьев

Но модель павианов пришлось отбросить, когда стало ясно, что у них нет некоторых фундаментальных человеческих характеристик: кооперации на охоте, использования примитивных орудий, организации при ведении войн и борьбы за власть, включающей создание сложных коалиций. В то же время Джейн Гудолл и другие наблюдали эти качества в поведении шимпанзе. Нейрофизиолог Роберт Сапольски – эксперт по поведению павианов – замечает, что «шимпанзе – это то, чем хотели бы стать павианы, будь у них хоть малая толика самодисциплины»65.
Неудивительно, что столько учёных считали, что шимпанзе – это то, чем стали бы люди, если бы у них было чуть меньше самодисциплины. Значение шимпанзе в моделях человеческой природы второй половины ХХ века трудно переоценить. Исследовательские карты, которые мы оставляем в наследство (или наследуем от предыдущих учёных), заранее определяют, что именно мы исследуем и что в итоге обнаружим. Звериная злоба, которую демонстрируют шимпанзе, вкупе с постыдной жестокостью, что была столь характерна для человека в течение длительного периода его истории, казалось бы, подтверждают предположения Гоббса о человеческой природе, если её ничем не ограничивать.

СОЦИАЛЬНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ СРЕДИ ЧЕЛОВЕКООБРАЗНЫХ ОБЕЗЬЯН

Бонобо

Равноправные и миролюбивые; сообщества поддерживаются связями между самками, хотя их социальные связи с самцами так же имеют место. Статус самца наследуется от матери. Связи между матерью и ребёнком остаются на всю жизнь. Сексуальная организация – разнообразные совокупления междумногими самцами и самками

Шимпанзе

Связи между самцами – самые сильные; они приводят к образованию неустойчивых коалиций самцов. Внутри территории, охраняемой самцами, живут самки, на нежёстко закреплённых территориях. Они не формируют сильных связей друг с другом или каким-то отдельным самцом. Сексуальная организация – разнообразные совокупления между многими самцами и самками

Горилла

Как правило, один доминантный самец (известный как «серебряная спина») занимает территорию для своей семьи, состоящей из нескольких самок и детёнышей. Подрастающие «черноспинные» самцы изгоняются из группы по достижении половой зрелости. Самые сильные социальные связи – между самцом и взрослыми самками. Сексуальная организация – полигамия

Орангутанг

Одиночные человекообразные, демонстрируют мало связей любого типа. Самцы не переносят присутствия друг друга. Взрослый самец устанавливает обширную территорию, где живут несколько самок .Каждая имеет свою территорию. Совокупления рассредоточены, редки и зачастую  насильственны b]
[b]
Гиббон

Гиббоны живут нуклеарной семьёй; каждая пара занимает чётко установленную территорию, на которой исключено присутствие других пар. Совокуплениям моногамны


Сомнения в модели шимпанзе


Однако есть серьёзные сомнения в пригодности модели поведения шимпанзе для понимания доисторических сообществ людей. В то время как шимпанзе чрезвычайно иерархичны, у первобытных собирателей в группе царит поразительное равноправие. Распределение пищи – самый наглядный пример, на котором демонстрируется иерархия шимпанзе, в то время как после успешной охоты у собирателей-людей на первом плане стоят уравнительные распределительные механизмы. Большинство приматологов соглашаются с тем, что шимпанзе отличаются ориентацией на власть. Но, может быть, рано обобщать наблюдения в Гомбе, учитывая, что есть и другие, к примеру, в Таи, Кот-д’Ивуар (Западная Африка). Они подтверждают, что некоторые шимпанзе в дикой природе делятся едой примерно так же, как и люди-собиратели. Приматолог Крейг Стэнфорд находит, что в то время как для шимпанзе в Гомбе характерны «крайнее кумовство и изощрённое коварство» при распределении пищи, шимпанзе в Таи делят пищу среди всех членов группы независимо от того, друг он или враг, родственник или относительно чужой.

Таким образом, если данные о шимпанзе, изучаемых Джейн Гудолл и другими в Гомбе, вроде бы поддерживают мысль, что безжалостность и расчётливый эгоизм свойственны поведению этого вида, то информация с других мест обитания прямо противоречит или ставит под сомнение эти заключения. Данные о поведении диких шимпанзе крайне ограничены, поскольку исследование их поведения в природе чрезвычайно сложно. Поэтому обобщать эти данные нужно с большой осторожностью. А их несомненный интеллект и высокосоциальная сущность в равной степени заставляют сомневаться в достоверности данных, полученных при наблюдении шимпанзе в неволе. Это всё равно что ориентироваться на поведение заключённых в тюрьмах для описания человека как вида.

Даже если ограничиться моделью шимпанзе, мрачная уверенность современных неогоббсианских пессимистов, возможно, необоснованна. Эволюционный биолог Ричард Докинз, к примеру, мог бы быть поосмотрительнее, сгущая краски при описании порочности человеческой натуры: «Знайте, что если вы хотите, как и я, построить общество, в котором индивиды отличаются щедростью и взаимодействием на общее благо, не очень надейтесь на биологическую природу. Щедрости и альтруизму надо учить, поскольку мы рождены эгоистами»69. Может, и так, но кооперация имеет глубокие корни и в людях. Результаты исследований в области сравнительного интеллекта приматов заставили задуматься исследователей Ванессу Вудс и Брайана Хэйра: не является ли стремление к сотрудничеству ключом к характерному для нашего вида интеллекту. Они пишут: «Вместо распространённого представления, что выживали и давали потомство самые интеллектуальные гоминиды, может статься, что наиболее приспособленными оказались наиболее общительные, поскольку они научились сообща решать проблемы, а дальнейший отбор позволял решать всё более и более замысловатые задачи»

То есть, предполагают они, люди стали умными, поскольку наши предки научились сотрудничать.

Присущ эгоизм шимпанзе или нет, но снабжение едой извне и истощение среды обитания влияют как на диких шимпанзе, так и на первобытных собирателей. Поэтому Докинзу и другим, кто утверждает, что люди по природе агрессивные, эгоистичные твари, следует быть осторожней в обобщении опытов над шимпанзе. Людским сообществам свойственна та же реакция, что и шимпанзе, на ситуацию избытка и формирования запасов пищи: усиливаются иерархическая социальная организация, агрессивность между группами, охрана территории и самые изощрённые в своём коварстве альянсы и коалиции. Другими словами, люди – как и шимпанзе – склонны воевать, если есть за что воевать. Но для большей части нашей предыстории не были характерны ни излишки продуктов, ни закреплённые территории, требующие того, чтобы их защищали.

В поисках непрерывной истории приматов

Что бы вы ни думали об агрессивности шимпанзе и сходстве их природы с человеческой, наши самые близкие кузены из числа приматов, бонобо, предлагают завораживающую модель противоположного поведения. Как шимпанзе, казалось бы, являются примером гоббсианского видения человеческой природы, так и бонобо отражают взгляды Руссо. Хотя Руссо известен ныне как пропагандист теории «благородного дикаря», его автобиография полна восхищения сексуальностью, из чего можно заключить, что он считал бы бонобо более родственными нам душами, если бы знал тогда об их существовании. Де Вааль так подытоживает разницу в поведении между двумя видами: «шимпанзе решают проблемы секса с помощью власти и влияния; бонобо решают проблемы власти и влияния с помощью секса».

Какой бы ни была истина об отношениях между группами шимпанзе в дикой природе, где их не подкармливают, в заявлениях вроде нижеприведённого сквозит явное предубеждение: «В войне или любви, контраст между бонобо и шимпанзе разителен. Когда две группы бонобо встречаются на границе у Вамбы… не только нет смертельной агрессии, как иногда происходит у шимпанзе, но они общаются и даже занимаются сексом – самки с самцами враждебной стаи»

ПРЕДСТАВЬТЕ НА МИГ, ЧТО МЫ НИЧЕГО НЕ ЗНАЛИ ПРО ШИМПАНЗЕ И ПАВИАНОВ, А ПРЕЖДЕ ПОЗНАКОМИЛИСЬ С БОНОБО. МЫ БЫ, НАВЕРНОЕ, РЕШИЛИ, ЧТО ПЕРВЫЕ ЛЮДИ ЖИЛИ В МАТРИАРХАЛЬНЫХ СООБЩЕСТВАХ, ГДЕ СЕКС ИГРАЛ ВАЖНУЮ СОЦИАЛЬНУЮ РОЛЬ, И В КОТОРЫХ ВОЙНЫ БЫЛИ РЕДКИ ИЛИ ОТСУТСТВОВАЛИ.

Источник


Вы здесь » Terra-info » История » Матриархат у животных